RSS

К 70-летию полного снятия блокады Ленинграда

23.12.2013
Воспоминания о войне одного из подростков блокадного Ленинграда.

В настоящее время стоит только отвлечься от текущих и повседневных дел, как в памяти возникают наиболее яркие события Обороны и Блокады Ленинграда в период Великой Отечественной войны, очевидцем которых мне пришлось быть в возрасте с 10 до 13 лет.
Летом 1941 года я находился в пионерском оздоровительном лагере в районе станции Толмачево Ленинградской области, когда вдруг началось усиленное движение советских танковых колонн по ближайшему мосту через реку. Мы, школьники, тогда еще не понимали, что началась большая Война и уже готовятся железнодорожные эшелоны для эвакуации детей и части ленинградцев в безопасные районы страны.
На отправку с эшелоном моей школы Дзержинского района я опоздал и в семье было принято решение - никуда не выезжать и остаться в родном Ленинграде. Мы считали это решение правильным, особенно после того, как узнали, что вагоны моей школы фашисты жестоко разбомбили в пути.
Отец - артиллерист был мобилизован и направлен на Ленинградский фронт, родной дядя также ушел в Красную Армию, а бабушка, моя мать и ее сестра вместе со мной поселились в одной квартире на улице Разъезжей, чтобы вместе преодолевать предстоящие трудности военного времени.
Как показала история, фашисты хотели штурмом захватить Ленинград, уничтожить значительную часть жителей и освободить дорогу для быстрого продвижения до Москвы. Но это захватчикам не удалось, потому что Армия и мирные жители города в первые же месяцы организовали мощную оборону. Выкопали на подступах к городу оборонительные рвы против танков, построили доты, установили на позициях много зенитных орудий и пулеметов, подняли аэростатное заграждение против авиации, организовали отряды ПВО и народное ополчение. Ленинград стал частью фронта.
Красная Армия и Флот отбивали атаки врагов, но все-таки с 8 сентября 1941 года Ленинград был окружен так, что осталась связь по воздуху и один узкий путь для доставки продовольствия и грузов через Ладожское озеро, который позднее назвали «Дорога жизни». С этого дня началась долгая Блокада.
На заводах и фабриках города вместо мирной продукции стали изготавливать танки, артиллерийские орудия, минометы, автоматы, снаряды и патроны, выпускать фронтовые газеты, ремонтировать различную военную технику.
Моя мать и две ее сестры тоже работали на фабриках, а когда ослабевали от голода и трудно было ходить, их на короткое время подкармливали и подлечивали в специальных стационарах, чтобы вернуть в трудовой строй.
После неудачного штурма враги почти ежедневно бомбили, обстреливали артиллерийскими снарядами и разрушали промышленные предприятия, жилые здания и улицы города. От этого начались многочисленные жертвы среди населения. Я сам неоднократно попадал под артобстрелы, но уцелел.
Несмотря на обстрелы и бомбежки заводы и фабрики продолжали работать для фронта и город жил.
Наиболее тяжелым для моей семьи, как и для других ленинградцев, был период блокады с сентября 1941 по май 1942 года, особенно зима, когда кроме бомб и снарядов добавились голод и холод.
В течение первых месяцев войны постепенно израсходовались домашние съедобные запасы и чем дальше, тем было труднее. Продукты стали выдавать только по карточкам, очень мало и с перебоями.
Суточная норма хлеба для моей категории быстро уменьшалась до 200, 150 граммов, потом снизилась до небольшого кусочка весом 125 граммов и лишь с началом действия ладожской «Дороги жизни» норма вновь повысилась.
Очень хотелось есть и в пищу пошел новый рацион: студень из столярного клея, жмых-дуранда, соя, шроты, очень жидкий суп, дрожжи, отвар из хвои против цинги. Однажды в поиске пищи я даже съел слабительные сладковатые таблетки.
В доме отключили электричество, комната обогревалась железной печкой "буржуйкой" с трубой через окно и освещалась тусклой лампадкой - коптилкой. В городе был разрушен водопровод и воду мы «добывали» на соседней улице Боровой, возили на детских саночках через «Пять Углов» из ближайшей реки Фонтанки или плавили снег.
Оконные стекла заклеивали бумажными полосками, чтобы укрепить от взрывов; окна плотно завешивали для светомаскировки от фашистских самолетов. Постоянно в радиотарелках стучал метроном и прерывался лишь объявлениями о воздушной тревоге. Вечером было совсем темно на улицах и, чтобы не столкнуться, навешивали на себя фосфорные светящиеся значки. Одевали много одежды для сохранения тепла.
Увеличивались жертвы среди населения от бомбежки, обстрелов и особенно от голода. Погибали в домах и на улицах. Но Ленинград упорно не сдавался врагу.
Моя семья тоже понесла потери: умерли от голода две бабушки, родная тетя убита на Невском проспекте осколками снаряда, отец получил ранение в боях на Ленинградском фронте.
В наш дом попали два снаряда и несколько зажигательных бомб. Из-за попадания в соседний двор фугасной бомбы образовалась трещина в стене. На мостовой части улицы Разъезжей взорвался снаряд, вдоль соседней улицы Правды взорвались сразу несколько авиабомб.
Сначала было страшно и мы прятались в бомбоубежище, но постепенно страх пропал или притупился и прятаться по ночам перестали. Я привозил на санках или приносил из типографии газеты "Ленинградская Правда'' имени Володарского бумажные стружки для печки. Уже смело выходил на улицы при сигналах тревоги. Вместе с соседскими ребятами по двору участвовал в сбрасывании с крыши и гасил бомбы - «зажигалки», которые горели, шипели и разбрызгивали металл.
Общеизвестно, что подростки и дети блокадного Ленинграда тоже старались помочь Победе. Работали санитарами в военных госпиталях, дежурили на крышах, работали на огородах и, если оставались силы, учились в школах.
Учебный год 1941-42 пришлось пропустить из-за тяжелого положения в городе и своего слабого состояния, но в 1942-43 удалось приступить к занятиям. Действовали только несколько десятков ленинградских школ. Зимой в классах было так холодно, что приходилось не снимать пальто, а порой чернила замерзали. Когда школьные тетрадки отсутствовали, писали на старых газетах между строчек.
Я с некоторыми перерывами посещал в 1943 и 1944 годах школы №№ 319 и 321 Фрунзенского района, несмотря на продолжающиеся артобстрелы, и даже получил две Похвальные грамоты за хорошую учебу. Одна из них находится, как экспонат, в Музее Обороны Ленинграда.
Весной 1942 года в Ленинграде массово погибали люди, ослабленные в течение зимы. Не буду об этом подробно вспоминать, т.к. такие факты широко известны. Мое состояние после голодной зимы было критическим, несмотря на то, что родные женщины старались поддержать меня всеми возможными средствами. Хорошо помню, что не хотелось вставать, не мог читать (т.к. везде в книгах что-то ели), неуклонно превращался в дистрофика. Еще немного и конец.
Но внезапно появилась надежда на спасение. Моя мать, в июле 1942 года мобилизованная в порядке трудовой повинности на оборонительные работы в район станций Дибуны-Песочная, самовольно вывезла меня с собой.
Кругом был зеленый подножный корм: лебеда, крапива, щавель, а также полусъедобные грибы, а позже ягоды.
Удалось немного откормиться, а потом меня приняли на работу в подсобное хозяйство военного строительства и дали временно рабочую карточку. На второй месяц мы вернулись в Ленинград, где в это время уже увеличивались продовольственные нормы питания населения.
1943 год начался с радостного события - 18 января войсками Ленинградского и Волховского фронтов прорвана блокада Ленинграда. Теперь появилась возможность построить на юге Ладожского озера железную дорогу, увеличить подвоз продовольствия и нормы питания.
Усилили работу заводы и фабрики в условиях продолжавшихся обстрелов. Весной мы стали чистить дворы своих домов от мусора, развалин и нечистот. Постепенно восстанавливалось городское хозяйство, электроснабжение, водопровод, бани, кинотеатры. С начала войны прошло 545 дней.
И еще более радостным было начало 1944 года, когда после многодневных боев была полностью снята 900-дневная блокада и заканчивалась героическая Оборона Ленинграда. Стало возможным ускорить восстановление города и начинать нормальную жизнь.
Я хорошо запомнил вечер 27 января 1944 года, когда мы - подростки, пережившие все блокадные дни, пришли на Марсово поле к Летнему саду. Кругом большие группы исхудавших, укутанных по-зимнему людей, тут же стоят артиллерийские батареи. Праздновать и салютовать еще не научились. Огарки от
ракет падали на землю, но люди смеялись от радости и одновременно плакали по погибшим. Это действительно был праздник со слезами на глазах. Стреляли также с кораблей на Неве, что можно было видеть с набережных. Всего в честь Победы, города-героя, его защитников и жителей произвели 24 залпа из 324 орудий при свете 40 прожекторов.
А до окончания Великой Отечественной войны оставалось еще почти 1,5 года.
Чем становишься старше, тем более ясно понимаешь значение героических заслуг и жертв и хочется ежегодно в дни праздников благодарить всех военных и моряков, которые защищали, обороняли и освобождали Ленинград и его жителей от ненавистной многодневной блокады.
И также надо всю оставшуюся жизнь благодарить женщин блокадного Ленинграда, на долю которых достались работа, участие в обороне, дом, поиски пропитания, и которые всеми силами и способами старались спасти детей и подростков в тяжелых условиях войны.
Память о битве за Ленинград, о блокадном периоде противостояния врагу должна оставаться священной, как и память обо всех участниках обороны и жителях Ленинграда, которые отдали свои жизни за родные семьи, за любимый город, за нашу Родину и Победу.

Ветеран Великой Отечественной войны,
член Московской общественной организации
ветеранов-жителей блокадного Ленинграда
В.С. Жемойдо, 82 года

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати